Все началось в 1961 году с работ трех молодых специалистов (Л.Н. Ерофеева, Г.В. Лагодзинской и Суслова (см. план)) над аппаратурой для спектрометра ЯМР с рабочей частотой 20 МГц на постоянном магните. В обстановке энтузиазма были получены первые спектры. Стало ясно, что возможности у метода большие, но 20 МГц мало.

В 1964 году в институте в лаб. Г.Б. Манелиса появился передовой для того времени (см. график) японский спектрометр JEOL С-60 на электромагните с водяным охлаждением. Как и все спектрометры того времени, он был с непрерывной разверткой, а не импульсный с Фурье-преобразованием. Он имел датчик с термостатированием образца и позволял проводить температурные измерения, необходимые для кинетических исследований. Своими силами к нему были сделаны приставки для двойных (на 14N и 11В) и тройного 1H{14N, 11В} резонансов. Это потребовалось для изучения гидразинов и боразотных соединений по спецтематике. Кроме того, совместно с ИОХом исследовалась неизвестная тогда медленная инверсия азота в гетероциклах.

1972 г. Работа на JEOL C-60    Смена образца на IPCP-294. 1982 г.     Группа ЯМР лаб.химии горения в 1996 г.

Осознание колоссального усиления возможностей ЯМР с ростом магнитного поля и рабочей частоты стимулировало переход на сверхпроводящие магниты.

В 1965 году в мире появился первый такой спектрометр на 200 МГц. А в 1966 году было принято решение о создании криогенного спектрометра ЯМР в ИПХФ (тогда ФИХФ). Разработка спектрометра велась параллельно с работами по созданию сверхпроводящих магнитов. Созданием магнита руководил И.Ф. Щеголев, разработкой аппаратуры спектрометра В.А. Забродин. Сверхпроводящие магниты и криостаты для них были спроектированы и изготовлены в Производственном отделе ИПХФ под руководством В.К. Энмана. Сначала заработал спектрометр с рабочей частотой 180 МГц, затем в 1970м году на 200 МГц и в 1974м на 294 МГц. Тогда это был единственный в Москве (СССР?) спектрометр ЯМР в сильном магнитном поле. Он обладал разрешением 0.7 Гц, точностью измерения химических сдвигов 0.1 Гц и возможностью работы от -150 до +200 ºС. 

В 1975 г. он демонстрировался на выставке научного оборудования в Лейпциге. Проработал в лаборатории химии горения 25 лет, с 1974 по 1998, сначала в корпусе 2/11, затем в 1/8. 

Некоторое время в институте работали оба спектрометра, дополняя друг друга. На них была выполнена серия работ по изучению кинетики протонных обменов в жидких гидразинах, внесшая вклад в понимание природы подвижности протона в жидкости путем структурной диффузии – перестройки Н-связанной структуры жидкости в структуру сольватов протона в ней, ряд работ по структуре жидких электролитов. Проводились работы по расчету и анализу спектров ЯМР, включая их зависимость от скоростей быстрых обменных процессов. Данные о молекулярной структуре соединений, синтезированных в ЛОС и других лабораториях ИПХФ, а также в других институтах, использованы в многочисленных публикациях. 

 2006 г. Перед предполагаемой отправкой спектрометра в Политехнический музей.  Прибытие нового прибора в 2009 году.  Смена образца на Bruker AVANCE III-500  AVANCE-3 500. Обработка спектра и обсуждение результатов.  AVANCE-3 500. Обработка спектра и обсуждение результатов. 

Поскольку наш спектрометр был создан в «докомпьютерную» эру, с развитием импульсной ЯМР спектроскопии с быстрым Фурье-преобразованием он морально устарел и в 1998 году был остановлен.

В 2005 г. из Политехнического музея поступило предложение передать его в отдел истории науки. Однако из-за ремонта здания и вероятного переезда музея из центра Москвы, решение было отложено.

С появлением в институте в 2009 г. современного многоядерного импульсного спектрометра ЯМР Bruker AVANCE-III 500 для исследований, проводимых с использованием ЯМР, возникли новые широкие возможности.

Кроме традиционного ЯМР высокого разрешения в жидкости в 1972 году в лаборатории Г.Б. Манелиса начались работы по ЯМР в твердой фазе. Но об этом отдельная история.

Г.В. Лагодзинская